genrich_william: (умное)
Давненько-что-то не снилось ничего эпохального... и вот нате.

Куда-то мы шли с Андреем Мокульским . С рюкзаками (так себе рюкзачками - нынешними, декоративными) и кучей прочей фигни в сумках и авоськах. Собственно, шли наверняка к ожидавшей нас компании, то есть почти в точности как в той истории по сноске. С той только разницей, что дело происходило в Англии, и шли мы по сельской английской местности, вдоль моря, почти от него не удаляясь. Местность была цивильная, довольно плотно заселенная, даже непонятно, что мы в ней такой потеряли со своими рюкзаками, сапогами и ватниками.

Потом пошел дождь.

Мы с Андрюхой люди бывалые, нам это было в общем-то нипочем. А вот всякой фигне в сумках и авосках - возможно что и почем. Поэтому я предложил убрать на время дождя всю эту фигню к кому-нибудь в сарай от дождя. За сохранность фигни я беспокоился не очень: во-первых, выбранный сарай выглядел малообитаемым и давно заброшенным, а во-вторых, это ж Британия, итить, здесь народ не комуниздит все не глядя.

Так и сделали. Положили фигню в сарай и вышли подышать. Дождь кончался, а по дороге мимо участка шла Совесть. Ну, и мы с ней пошли ко всей остальной компании.

Компания тусовалась в местном пабе. А может, в клубе. Компания, правда, оказалась уже не моиповская, а вполне себе архитектурно-дизайнерская, в основном, народ, с которым я давеча познакомился на собрании преподавательского состава. Кто пил пиво, кто печатал на машинке (!) с широче-енной кареткой. В общем, было весело и шумно. Я сдал свой рюкзачок на руки Совести и попробовал сдернуть Мокульского сходить за остальным барахлом. Почему мы его не забрали сразу, во сне не объяснялось - наверное, не хотели отставать от Совести.

Тут вышла некоторая фигня. Потому что Мокульский оказался уже не Мокульский, а Густав Пялль, мой напарник из МАРХИ (ну да, конечно, что Мокульскому делать в архитектурно-дизайнерской компании?). А если Мокульский умел и любил поговорить, то к Густаву это относится втройне, и уж если он зацепился с кем-нибудь языком, то это навсегда. В общем, я вздохнул, махнул рукой и пошел за барахлом один.

Искал я его по меркам сна довольно долго. Путал участки, сараи, попал даже как-то раз на участок, где меня приветствовали по-русски (это в Англии-то!), начал даже отчаиваться, но потом нужный сарай все-таки нашел. Правда, не сарай это был, а навес-сеновал, но барахло наше в нем лежало в целости и сохранности.

Поначалу я думал перетащить его в паб в две ходки. Но, подумав, решил, что утащу и за один раз. Только для этого надо было сделать все компактнее... например, сдуть какую-то здоровенную надувную фиговину, какого-то прозрачного пластикового горыныча (зачем его взял Мокульский / Пялль, неясно... впрочем, Густав мог бы, да). Я выдернул пробочку, и он с шипением начал съеживаться. На свист прибежала стайка местных английских ребятишек и с гиканьем начала, наоборот, надувать какие-то свои игрушки. У меня же возникла новая проблема: к горынычу прилагалась, оказывается, куча надувных мелких деталей: рогов каких-то, косточек, сердечек. Пока я в панике думал, сколько времени уйдет на их сдувание, дело начало принимать новый, куда более серьезный оборот.

Кто-то из английских мальчишек завопил и стал тыкать пальцем в небо. Там, в ночных облаках, бешено вращались светящиеся пятна, потом сгустилась и пошла куда-то вниз и в сторону летающая тарелка. пацаны в панике разбежались. Я остался на берегу под навесом один с шипящим горынычем, а откуда-то из-за спины вышел и остановился вполоборота ко мне очень неприятный джентльмен в черном, в цилиндре и очках (не черных, правда - это я точно разглядел). И почему-то мне очень не хотелось, чтобы этот джентльмен меня видел.

На этом я и проснулся.

Осталось понять, к чему бы все это.
genrich_william: (дядя художник)
Получил на мордокниге задание: написать или нарисовать сон или что угодно в технике гризайля (гризайль у меня в сознании все время путается с грильяжем). В общем, вспомнил я самый изобразительный свой сон про несуществующий городок в Подмосковье... или в Подпарижье и взялся за планшетник.

Задание 4.1
Задание 4.2
genrich_william: (за що?)
А сегодня ночью меня расстреливали.

Во сне, само собой, а то бы я это писал не здесь.

За что - не помню. Но если приговор должна была привести в исполнение моя бывшая начальница, женщина в высшей степени достойная, значит, было за что.

Приговор приводили в исполнение на столе, на котором было подстелено сложенное в несколько раз ватное одеяло - наверное, чтобы столешницу не попортить. (Это я давеча перечитывал "Тревожный месяц вересень" Смирновский, там таких подробностей забоя кабанчиков, да и людей тоже - в достатке.) Ложишься на этот стол пузом кверху, тебе приставляют к груди пистолет, все (во главе со священником - был там и священник, причем явно не православный) заводят псалом, и где-то в процессе его - бах! - и все чисто и благопристойно. Следующий, пожалуйста.

Что характерно, никто меня при этом не держал, все строилось на сознательности осужденных. Я был в очереди второй... собственно, нас двое только осужденных и было. Первого я не знал. То есть, сейчас-то я понимаю, что это тоже кто-то из персонажей "Тревожного месяца", наверное, юный комсомолец из райцентра, которого банда Горелого грохнула еще в начале книги. Он послушно лег на стол, а я ходил за дверью (распахнутой) в соседней комнате и ждал своей очереди. Все запели, он тоже, но пели как-то нестройно,наверное, потому что начальница моя недовольно убрала пистолет. Потом они долго спорили, можно ли стрелять без пения, а я все ждал. Так и проснулся, не дождавшись.

Однако же, ужасней было пробужденье. У изголовья стояла и панически дышала Шерька. Она еще с вечера пребывала в расстроенных чувствах из-за фейерверков под окном, так что ей, наверное, тоже что-нибудь такого приснилось. А поскольку нервическое волнение и расстройство пуза проявляются у этой девушки почти одинаково, пришлось мне от греха подниматься и выводить ее на предрассветный двор - на всякий случай. Худших подозрений не подтвердилось, спасибо и на том.
genrich_william: (хрю 2)
а может, ПОРТФЕЛЬ С ГИТЛЕРОМ.

А эта картинка не очень цензурна. Но... )
Приснилось сегодня, что бесноватый фюрер (как известно, падкий на всякие оккультные штучки) решил-таки переломить ход войны, который к моменту, попавшему в мой сон, начал приобретать очень и очень неприятный для него оборот.
С этой целью он напряг умельцев из "Анэнербе", и те изготовили для него портфель, в котором он, фюрер, поместился. Ну, не физически, а астрально или как там еще можно поместиться в портфель свиной кожи с латунными замочками и тиснением под крокодила. Где при этом находилась его бренная оболочка, сон умалчивает - наверное, где-нибудь в Вольфшанце, на попечении Евы Браун.
Портфель подбросили проклятым большевикам, причем не особенно скрывая, что в нем сидит Гитлер. Только вслух поганый Адольф вещал из портфеля, будто он подброшен с целью прекращения войны и установлению мира, а на деле он, конечно, задумал погубить нас извнутри. Тайно агитировал, там, а еще предлагал всякие штучки - якобы от чистого сердца, но с коварным умыслом. Например, из портфеля высунулась как-то фюрерская рука и налепила на спинку стула несколько комочков сырой соли. Якобы, прикосновение вот к этому комочку исполнит любое твое желание, а вот к этому... не помню, что обещалось насчет остальных комочков, суть в том, что прикоснувшийся, само собой, попадал к нему, поганому фюреру, в зависимость. Вокруг спинки стула толпились наши, родные, советские тетки, и, конечно, у каждой имелось сокровенное желание - наверняка, касавшееся бившегося в это время на фронте любимого. А я, типа, невидимый как Гарри Дрезден в тринадцатой книге, когда он с первой до последней страницы призрак - так вот, я даже помешать им коснуться этой заколдованной соли не в силах. Но тетки - это же наши, советские тетки. Они не поверили поганому Гитлеру, и соли не коснулись. Ну, может, одна-две наименее сознательных, так ведь на глазах у всех - значит, они уже под колпаком.
А доблестные особисты все это время пытаются проверить, настоящий ли Гитлер сидит в портфеле, и по всему выходит, что настоящий, но взять его за жопу никак не могут - во-первых, все-таки колдовство, а во-вторых, как-никак, большая политика. Надо играть дальше.
Правда, что было дальше, так и не узнал - проснулся. Так что додумывайте историю сами.
genrich_william: (Минотавр)
Сегодняшний сон вышел героическим.

Действие происходило где-то на востоке. В Таиланде, там, или в какой-нибудь Камбодже. Короче, существует подпольная организация - не смутьяны, не бомбисты, а просто задрюканные тиранией граждане, преимущественно почему-то женщины. И собираются они сваливать из этого сраного Таиланда куда-нибудь подальше... на Марс. Строят ракету, закупают провизию. А проклятая власть, ясное дело, им в этом противодействует: отлавливает членов, ищет ракету, тырит провизию.

А я, типа, герой-волшебник. И этим бедолагам-колонистам марсианским помогаю. Закупаю провизию, помогаю прятать. С помощью волшебства, ясное дело (как именно - не помню, хоть убей).

В конце концов проклятая власть меня как-то вычисляет и начинает за мной погоню по улицам столицы. А я как раз морквы в дорогу, на время перелета закупил. Картошка-то давно уже в какой-то лодке припрятанная лежит... если не сгнила. Ну, я моркву марсианским тётькам успел как-то передать, а сам дальше - от полиции тикать. Те за мной, со стрельбой и сиренами, все как положено.

Тут сон раздваивается - я и убегаю от продажной полиции, и смотрю на свое бегство со стороны. Съемка с воздуха, вся погоня как на ладони. Ну, в конце концов я этих гадов за собой увел, чтобы наши с морквой благополучно до стартовой площадки добрались, а сам вместе с полицаями врезаюсь в какой-то небоскреб - и взрываюсь.

То есть, понятно, что после такого киношного взрыва я должен потом оказаться в живых. Но этого сон мне не показал, а показал, как таиландско-марсианские тётьки с морквой идут, жалеют меня такого бедного и героического, а еще переживают за картошку - поди, погнила вся. Доходят до лодки с картошкой, отдергивают брезент - а картоха не только не погнила, а, напротив, вся как на подбор, чистенькая и для компактности складирования из круглой сделалась этакими кубиками... ну, как арбузы иногда такими выращивают. Вот оно какое, мое волшебство!

Теперь можно и на Марс.
genrich_william: (Сизиф)
Вчера – второй раз за неделю – случилось забежать на Брестскую, во второй Моспроект (собственно, и кортинко в предыдущем посте – следствие этой прогулки).
Забегал я туда по делу: забрать для мамы издаваемый ими очередной том сборника памятников архитектуры Москвы. Народ там, в мастерской, интеллигентный, том был посвящен архитектуре тридцатых… в общем, помимо картинки, следствием этого стал еще и сон.
Само собой, сон этот перенес меня в те самые ностальгические тридцатые. В самый что есть ностальгический 37-й. В компании интеллигентных дам вроде тех, из мастерской, меня судила тройка. И приговорила – не к расстрелу, но к расплющиванию в специальной камере. Типа, три стены, куда ставят приговоренного, а потом туда со всей дури грохается маятником на тросах бетонная плюха. Даже мокрого места не остается.
При этом, пока приговоренных одного за другим плющат в небытие, тройка кушает чай и беседует на бытовые темы. Все мирно и по-домашнему.
Помнится, рабочий день подходил к концу, так что тройка отвлеклась-таки от своих разговоров и принялась решать, кого из оставшихся перенести на завтра. И я с одной стороны понимаю, что попасть в завтрашний список означает слабый шанс на жизнь – вдруг какой новый указ выйдет. А с другой – лучше уж сразу, чем ночь маяться неизвестностью.
Кажется, меня все-таки поплющили. С чем я и проснулся. Даже не в холодном поту – как-то слишком буднично все происходило.
Что, если подумать, страшнее всего.
genrich_william: (Сизиф)
Сегодня отстал от поезда. Во сне.

Ехал куда-то в глушь, явно вдогонку нашей давней походной компании. Правда, почему-то не с рюкзаком, а со своей обычной сумкой. Ехал в плацкарте, но при этом там выдавали классные тапки, подушки и еще какую-то мелкую фигню, которую грех было не потырить... только в сумку все это едва влезло. Дело было ночью. Я с трудом застегнул сумку с халявной фигней и тут же сообразил, что мне, вообще-то, скоро и сходить... если я уже нужную остановку не проехал.
Тут случилась вторая загвоздочка: я забыл, как называется нужная мне станция. В голове почему-то крутилось название "Дно", но я даже во сне понимал, что это из Маршака.
Поезд стоял на каком-то полустанке. Оставив сумку на месте, я пошел смотреть расписание - вдруг название вспомнится. Свет у расписания не горел, прочитать что-либо не было никакой возможности. Я попробовал посветить телефоном - не вышло ни фига. Проводница шлялась где-то по платформе, и я вышел из вагона искать ее.
Правда, вместо того, чтобы искать проводницу, я принялся рыться по карманам в поисках билета - ну не могло же на нем не значиться название пункта назначения. Бумаг в карманах нашлось изрядно, но железнодорожных билетов - ни одного.
Тут-то поезд и тронулся.
Вообще-то я даже успел вскочить на подножку последнего вагона. Беда только, что дверь оказалась заперта.
С этим и проснулся.

В этой связи вспомнилась совершенно реальная история, произошедшая со мной... двадцать два года тому как. Она уже всплывала где-то в комментах, а вот отдельным постом ни разу.

История о том, как я опоздал на поезд. Не на пять минут, не на полчаса и не на час.
На месяц.

В августе 90-го я впервые после долгого перерыва отправился на байдарках с той самой компанией, к которой, судя по всему, спешил во сне. Спускались мы по реке Медведице Волгоградской губернии, причем я подменял одного из капитанов, как раз гастролировавшего с театром где-то за бугром. Он должен был вернуться из-за бугра на шестой день похода, а я, соответственно, уезжал на пятый.
Билеты и туда, и обратно покупал я. Покупал загодя, за сорок пять дней, в начале июля. Всем туда, всем, кроме меня, обратно, и еще один обратный мне с другой станции. Проверил даты - все, вроде, совпало.
В назначенный день меня отвезли на веслах километров на пять выше по течению - к станице, из которой ходил автобус на железнодорожную станцию. Два часа я ждал автобуса, потом еще два ехал - на станцию я попал ближе к вечеру. Поезд проходил станицу в час ночи.
В полночь я на всякий случай проверил билет.
Мой поезд ушел ровно месяц назад.
Проклятая кассирша продала мне билет на нужное число, но не августа, а июля.
В кассе мне посоветовали попробовать сесть по билету, но предупредили, что шансы на удачу невелики. Хорошо еще, рублевой мелочи у меня в кошельке хватило на билет в общий вагон. В нем, на третьей полке я и доехал до Москвы: в купейный вагон меня, разумеется, не пустили.

В общем, сон сегодняшний не так уж и не невероятен. Я такой, я могу.
genrich_william: (Минотавр)
Наверное, атмосфЭра столицы Суоми действует на подсознание. Или черничный сидр.

Короче, приснился нормальный такой, московский овощной магазин. Даже не из нынешних, а времен моего детства - где картошку сыпали через лоток тебе в авоську, проталкивая застрявшую специальной палкой. Так вот, запомнилась надпись на одном из ценников:

ПОМИДОРЫ УЧЕБНЫЕ
genrich_william: (Минотавр)
Не успел записать по свежим следам, с утра - восполняю пробел.

Короче, приснился мне сон. Сначала идем мы с собачкой вдоль по Ленинскому... правда, Ленинский не в пример реальному симпатичнее, и деревья между основными полосами и дублерами не спилены, а вовсе даже здоровыми выросли. Подходит к нам какой-то вьюноша и спрашивает, как пройти к Трансагентству, а мы ему показываем на два перехода, он благодарит, и тут...

Где-то метрах в пятистах раздается громкий хлопок, а потом треск - горит ярким пламенем помойка (откуда перед "Спутником" помойка?), а в нее явно какой-то пиротехники напихали, если не патронов. Мы как-то разом поворачиваемся и, делая вид, что не спешим, идем в противоположную сторону, к площади. Собачка нервничает - она у нас фейерверков и прочей пальбы вообще не любит. Я пытаюсь высчитать, может ли до нас дострелить, если там все-таки патроны...

Потом, без всякого перехода (во всяком случае, я его не помню) я оказываюсь шаром.

То есть, внешне я человек, и сам себя ощущаю человеком, но при всем при том знаю, что я пришелец - из тех, что описал Саймак в романе "Все живое". Шар, способный превращаться во что угодно, в данном случае, в меня. И, будучи пришельцем, иду сдаваться землянам, потому что это большая для них удача - пришелец, но, типа, свой. Потому как явно меня скопировали с меня настоящего, и тут допустили промашку, потому как и психология у меня поддельного осталась такая же, как у настоящего.

И, вроде, все хорошо: и Земля спасена, и я теперь стал крепче и неуязвимее, как и положено уважающему себя пришельцу... вот только одна нехорошая мысль не дает покоя - а как я встречу настоящего себя, что тогда?

С этим и проснулся.

сон?

Jul. 4th, 2011 07:00 am
genrich_william: (Default)
Приснился под утро сон. Почему-то едем в такси на телестудию... или мимо нее. Машина останавливается на светофоре, тут к ней подбегает неизвестно откуда взявшийся президент Союза Дизайнеров Назаров и вытаскивает нас из нее, потому что, типа, "сейчас начнется". Что начнется, зачем - не очень понятно. Но мы послушно выходим - и тут, действительно, начинается какая-то облава.
Совесть прыгает в первую попавшуюся дверь какой-то жуткой кирпичной хлабуды и следом за кем-то бежит в подвал. Я бегу туда с запозданием в каких-то секунды две, и тут гасят свет.

Потом провал во времени где-то в полгода.

А потом я живу в этих подземельях. Там много народа, сплошь молодежь. Нормальные, приветливые. Даже не оборванные и (сон все-таки) не пахнут. И уйти не могу: некоторые из тех, кто потерялся в этом лабиринте подвалов, выходят в обитаемую их часть и через несколько месяцев. Так и живу, на кирпичном полу, с пачкой визитных карточек в руке и черной кохиноровской пушкой. Наверное, зарабатываю рисованием, хотя во сне этого нет.

Какой-то "Король-Рыбак" получается, только никакой я там не король.

тьфу

Nov. 26th, 2010 08:43 am
genrich_william: (бандитская пуля)
приснилось сегодня, как встречался с высшим руководством ЕР и пытался им чего-то сказать. Вежливо и интеллигентно.

от острого омерзения к себе проснулся и некоторое время не мог заснуть.

вот где мат во сне пригодился бы...
genrich_william: (нуваще)
ролик для привлечения внимания:



Приснилось сегодня, будто мы с Совестью решили пожениться еще раз. То есть, не расписываться, там, или, упаси Господи, венчаться - а просто погулять еще раз на собственной свадьбе. Отжечь.

При этом свадьба на этот раз имеет место не в Питере. И даже не в Москве. Где-то на юге России - не то, чтобы в станице, но в большом селе.

Так вот, пока невеста, как ей и положено, весело щебечет с подружками, я вдруг понимаю, что с торжеством все будет не так просто. То есть, все будет как положено: с мордобоем, поножовщиной и дай Бог, чтобы без стрельбы... хотя непохоже, чтобы без нее обошлось.

Потому как в гости уже приглашено чуть не все село, а значительную часть мужского населения составляет, типа, ОПГ. И ведь сидят за соседним столиком трое ее представителей, уже пьяные в хлам, и рожи у всех такие... не вызывающие доверия. Более того, разноцветные - ладно бы там, сизые или свекольные, но еще и зеленые. И обсуждают перспективы предстоящего махалова стенка на стенку с делегацией соседнего села, которая неминуемо завалится без приглашения.

- Ты, Вован, - говорит зеленый сизому, - у меня, б@@, волыну лучше на х@@ возьми, а то я, б@@, падлабуду, кого-нибудь на х@@ точно, б@@, порешу. Я их, б@@, очинно, б@@, ненавижу - ну точно, б@@, на х@@ постреляю.

И с этими словами, действительно, вынимает "ТТ" и передает сизому, который со словами, что "всепутем, на х@@, Серый (хотя какой он серый - зеленый совсем), я, б@@, прослежу" убирает его во внутренний корман спинжака.

Однако же делать нечего - праздник, так праздник. Я продолжаю готовиться и смахиваю со сатерти мусор, состоящий преимущественно из отломанных носиков от стеклянных ампул... ну, и отдельные иглы тоже попадаются. В общем, предстоящая церемония нравится мне все меньше, но и Совести я ничего не говорю: пусть девушка радуется, а наши мальчиковые разборки пусть ее не касаются. Опять-таки, "наших" все-таки больше... авось, одолеем супостатов.

Далее сон комкается. Махалово все-таки происходит, но какое-то неинтересное по сравнению с приготовлениями. Похоже, "наши", несмотря на откровенно неконцептуальное состояние, все-таки заняли удачные оборонительные позиции.

Еще запомнилось, что приглашенный дружкой жениха [livejournal.com profile] weervolf не упустил момента и успешно соблазнил мамашу одной из подружек невесты.

В общем, свадьба удалась.

Хотя настоящая была все-таки лучше.
genrich_william: (ка-айф...)
Наверное, под впечатлением от вчерашнего захода в магазинчик детской книги... а также от обилия деревянных буратин пиноккиев в натуральную величину у входа в каждую сувенирную лавку, в первую нашу римскую ночь приснился мне сон. Натурально, сказочный.

Дело происходило в какой-то замысловатой деревенской избе со скрипучими половицами. Попасть с лестницы в горницу можно было, только оттянув в сторону какую-то дурацкую дощатую хрень, да и то, только боком протиснувшись. В горнице, да и вообще во всей избе было полно детей в возрасте лет пяти - семи (это, наверное, так меня впечатлила моя юная соотечественница позавчера в Сперлонге. Родители притащили ее вечером в гостиничный ресторан, а она так за день накувыркалась, что ее мгновенно сморило. Русский папа мрачно пил вино, а она спала щекой в чистой тарелке. Потом пришла мама, и папа предпринял попытку разбудить бедняжку. Воду из стакана она пила, не просыпаясь. Потом ей принесли пасту, и она заснула со спагеттиной, свисавшей из ротика. Так ее и унесли, только макаронину вынули). А еще там был Синьор Карабас. Дети прятали от него принцессу, а может, Мальвину (уж не эту ли спящую русскую красавицу с макарониной?), а он вешал им на уши лапшу, что он, типа, добрый и ничего этой принцессе/Мальвине не сделает.

А я был Дуремар. Я слушал, слушал, как он вешает им на уши спагетти, а потом не выдержал Поднялся по узким ступенькам, оттянул дощатую хрень, протиснулся в щель, поднялся еще на несколько ступенек - да как врежу кулаком по шаткому столу!

- Вот, - сказал я, - добрый Синьор Карабас вам все правильно говорил: что ничего он принцессе - или Мальвине? - не сделает. А я вам больше скажу: если вы сейчас же, не кобенясь и не выпендриваясь, отдадите ее нам -
ТО ОН И ВАМ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЕТ!!!

И проснулся, совершенно гордый собой-Дуремаром.
genrich_william: (Default)
На днях пересматривал свои старые записи по тэгу "старина Зигмунд Ленорман" и еще сокрушался, что сны интересные сниться перестали.
Перестали, как же!
Первоисточник сегодняшнего сна ясен и понятен: Совесть во весь вечер намедни не пила, не ела, видео не смотрела, а читала с мобильника какой-то скандинавский детектив. При этом периодически делилась эмоциями со мной и Шерри.
Вот и приснилось.

Дело происходило на морском (балтийском, сталбыть) берегу, где среди сосен стояли у причала два или три деревянных домика. Хибары-хибарами, но по какой-то там причине очень и очень ценные. Типа, памятники истории, а может, и культуры.
И вот в одной из этих хибар собирается комитет всяко-разно научных светил, чтобы определить дальнейшую судьбу этого исторического места. Что делал среди этих светил я, остается загадкой, но что-то все-таки делал, потому как приехал загодя, чуть ли не первым.
Почти сразу за мной появился один из членов комитета, резкий такой, простуженный молодой человек в лыжной шапке. В руках у него имела место коробка из-под виниловых дисков ([livejournal.com profile] kryller, я не забыл про диски - просто переезд, блин, затягивается, приходится туда как на работу ходить - а штабель дисков лежит и ждет), из которой он достал красивую подарочную папку. Не просто папку - когда он ее раскрыл, она оказалась самой что есть бомбой, которую он тут же и поставил на боевой взвод. Мое присутствие совершенно его не смущало; напротив, он пояснял мне все свои действия. Подразумевалось, что рассказать о бомбе я никому не смогу: стоит мне заикнуться, как этот гад в лыжной шапке тут же ее и взорвет.
- Можно, конечно, поставить ее на полчаса, - говорил гад, возясь с таймером, - но зачем? Два часа будут в самый раз... я уеду, а эти, - он сделал широкий жест рукой, - еще только-только спорить начнут.
- Н-но з-зачем? - пробормотал я.
- Зачем? Ну, во-первых, надоели они мне вот так, - гад выразительно провел ребром ладони по выступающему кадыку. - Но это все фигня. Главное - рванет и территорию расчистит. Для дальнейшего развития.
Тут все стало ясно. Очень знакомый подход. Можно сказать, родной, московский. Ну, правда, наши умельцы без папок со взрывчаткой обходятся... им и канистры с бензином достаточно. Но это же все-таки сон, и потом - Скандинавия, итить!
Тут понаехали светила и начался базар. Вся компания сразу разбилась на несколько групп - в основном, по возрастному принципу, хотя гад в шапке тусовался с матерыми, бородатыми дедами. И в каждой группе спорили, спорили до хриплоты. Видать, все-таки очень исторические были хибары, если за них так переживали.
Я в спорах не участвовал, а терзался. До взрыва оставалось часа полтора. Поднять тревогу я не мог: тут бы всем и кранты. Я выходил во двор, слонялся по крыльцу и возвращался в дом. Конечно, никто не мешал мне уйти подальше от этого места, но это означало бы обречь всех этих славных старых и молодых спорщиков, да и исторический памятник вместе с ними.
Во время очередного выхода во двор (который к этому времени начал до странного напоминать окрестности старого, снесенного уже бабушкиного дома на "Молодежной")ситуация осложнилась: я увидел беззаботно игравшего у крыльца малолетнего [livejournal.com profile] blackamik, а с ним еще и Снипку - тоже малолетнего, если его можно было еще пускать без поводка. Только их рядом с бомбой мне и не хватало. Я пулей слетел с крыльца и шепотом, но решительно послал ребенка играть во-он туда, в дальний конец леска, и чтоб оттуда ни ногой вплоть до следующего распоряжения. Ребенок несколько обалдел, но послушался; Снипка отправился за ним.
Не могу сказать, чтобы это меня сильно успокоило: что ребеночку, что псу моих внушений всегда хватало только на определенное время.
Нужно было действовать. Я в очередной раз вернулся в дом. Споры там сделались еще ожесточеннее; стариканы-корифеи сидели на большой кровати и орали друг на друга в голос. Затесавшийся в их ряды гад тоже орал, насколько позволяло ему простуженное горло. Он даже настолько разгорячился, что сдернул с головы свою дурацкую шапку. Коробка из-под винила лежала на тумбочке; папку с бомбой из нее вынули, но явно не раскрывали, потому что она спокойно лежала рядом.
Это был шанс.
Пока снявший шапку гад орал на стариков, я тихонько схватил папку и пятясь, пятясь на цыпочках отступил к двери. Оказавшись на крыльце я повернулся и бросился со всех ног подальше от людей и исторических хибар. Ожидая ежесекундно взрыва, забежал я за угол дома, чтобы бежать в лес и к морю...
...и тут случился облом.
Вместо безлюдного балтийского сосняка меня окружал город. Дома, машины, люди...
- А вот хрена, - сказал я себе во сне. - Должен быть лес - значит, пусть будет лес.
Спящий разум победил иллюзорную среду - город дрогнул и начал расползаться, превращаясь все в тот же лес между Ярцевской и Академика Павлова, только еще с морем где-то за деревьями. Мне оставалось только добежать до моря, бросить папку-бомбу в воду, а там трава не расти. Единственное, чего я боялся - это что за мной увяжется Снипка.
Так, на бегу, в ожидании взрыва, я и проснулся.
genrich_william: (ужос)
Снилось, будто я иду по кварталу нашему у "Молодежной", а у тропки через пустырь между башнями стоит тетка и, раскрыв рот, смотрит на что-то. Я поворачиваюсь туда - а там, метрах в пяти всего от меня, дерево, полное снегирей!
Трясущимися от возбуждения руками лезу я в сумку, фотоаппарат цепляется за всякое шматье, упирается, не хочет вылезать... все-таки мне удается вытащить его - и снегири не улетели еще!
Я навожу объектив на дерево, жму на зум до отказа...
Проклятая кнопка затвора, как и положено во сне, не нажимается.

Проснулся, задыхаясь, в холодном поту.
genrich_william: (Default)
Снов у меня вышел нынче целый букет, но сквозной темой стал все-таки детектив.

То есть,начиналось все совершенно мирно. [livejournal.com profile] blackamik уезжал с классом на какую-то экскурсию, и я пришел проводить его и отдать их руководительнице какие-то деньги. Происходило все это, правда, вовсе не в школе, а в МАРХИ, причем на нижних ступеньках лестницы, которой в настоящем мархишном вестибюле нет вовсе. Пока ребеночек умотал куда-то по коридору в обществе друзей-оглоедов, я беседовал о чем-то с учительницей, попутно наблюдая краем глаза странную картину в окне: на заднем дворе стоял чувак в кепочке с пультом в руках, а вдоль фасада, повинуясь его командам, летала здоровенная, в половину человеческого роста, красная модель вертолета. Я почему-то сразу смекнул, что дело нечисто, но мужик стоял, совершенно не скрываясь, вертолет летал вверх-вниз, не предпринимая ничего противозаконного, и я от них отвлекся.
Когда я увидел вертолет снова, он летел уже по коридору со стороны доски с расписаниями. В институте вертолету делать совершенно нечего, это даже во сне ясно - в общем, налицо был какой-то криминал. Вертолет вылетел в вестибюль, свернул налево и полетел не к двери, у которой всегда дежурит охрана (в данный момент ее, правда, на месте как раз не было, но вертолет, то есть дядька в кепочке, поджидавший его теперь уже у фонтана, этого не знал), а к левому окну. Завис на мгновение перед стеклом, а потом рубанул по нему лопастями и под звон осколков вылетел сначала в аванвестибюль, а потом из него таким же макаром - на улицу.
Там его уже ждали - и дядька в кепочке, и какой-то крупнокалиберный хмырь. Типа, Доцент, только поинтеллигентнее. По всему видно - главарь.
Тут я очнулся и понял, что ведь уйдут сейчас - уйдут вместе с чем-то очень ценным, что стырил для них где-то в недрах родного института их вертолет. Помешать им уйти я, конечно, не мог, но вспомнил, что в сумке у меня всегда лежит фотоаппарат.
По законам сновиденческой логики фотоаппарату полагалось бы включаться через задницу, а потом еще не срабатывать затвору... ну и т.д., и т.п. Странное дело, на этот раз все обошлось - наверное, экшна во сне хватало и без этого. Я щелкнул через стекло сначала дядьку в кепке - на фоне орудия преступления в виде вертолета, - потом солидного хмыря-Доцента, потом еще пару кадров с ними вместе. Руки у меня тряслись от волнения, кадры получались слегка смазанными, но для опознания все-таки годились. Злоумышленники этого, кажется, не заметили. Вертолет с добычей ушел куда-то наверх, за крышу, а дядьки повернулись к воротам - уходить. На этом я, задыхаясь, проснулся в первый раз.
И почти сразу же заснул снова. Теперь действие происходило уже где-то в района Белорусского вокзала, на углу Тверской-Ямской. Вертолет в дальнейших событиях больше не участвовал; ценный груз - черный кейс не знаю с чем внутри - перегрузили в огромный черный же чемодан, который стоял у стены выхода из подземного перехода. Все бы ничего, но забрать его преступники не могли, потому что находился он под наблюдением. Преступников, кстати, сделалось уже трое: к Кепочке и Доценту присоединилась какая-то бойкая девица в косыночке. А потом стало и четверо, потому что к ним присоединился я. В качестве засланного казачка, конечно. Каким-то образом передавал я своим информацию об их намерениях. Ясное дело, гады меня подозревали, но разоблачить не могли. Задача состояла в том, чтобы заставить-таки их забрать чемодан и в этот момент взять тепленькими, типа, с поличным. А они,естественно, старались этого избежать.
Дальше сон принял обычный муторно-затяжной характер. Преступники - и я с ними - то подступали к чемодану, то снова сдавали назад. Я просыпался, закрывал глаза и снова проваливался в эту тягомотину. Несколько раз нас даже брали - и меня вместе со всеми для убедительности, - но как-то бестолково, и после следующего короткого пробуждения все начиналось по новой.
Скрашивали эти сны только лирические отступления, непонятно кем, как и зачем вставленные в общую канву сюжета. Первая вставка представляла собой музыкальный клип на хорошо знакомую мелодию - I Can (Сan You?) от Ванессы-Мэй. Угарный канканчик иллюстрировался смесью анимации и концертных съемок. Самой Ванессы в клипе, правда, не было, зато была, типа, Алдашинская птица из "Другой Стороны", из клюва которой как из десантных монстров "Звездных Войн" сыпались люди и зайцы, тут же начинавшие отплясывать этот чумовой танец. Помнится, проснулся я после этого фрагмента с идиотской счастливой улыбкой от уха до уха.
И, конечно, запомнился финал - также никаким боком не связанный с предшествующим сюжетом. Вся наша компания гуляла по родному пустырю вдоль Рублевки, а в небе над нами летел клин гусей-лебедей, уносивших Нильса на юг. Несли они его, правда, не на Мартиновой спине, а на специальном приспособлении из лозы, пристегнутом постромками к пернатым тяжеловозам. Что-то похожее изображено на известной старинной гравюре, только в этом случае вся упряжка напоминала то ли разлапистую ветку, то ли веник. Белоснежный, чуть золотой в лучах заката.
На юг гуси-лебеди спешили не очень и нарезали круги над пустырем. Тут кто-то из нас очнулся.
- Ключи! Ключи, блин! Ключи не уносите, а то хрен домой попадем!
Траектория полета упряжки не изменилась, но нас все-таки услышали. Через пару секунд от стаи отделился вожак и спланировал прямо к нашей компании. Вблизи он напоминал уже не гуся-лебедя, а, скорее, пеликана из "Джуманджи", только с зелеными как у селезня головой и шеей. В длинном своем пеликаньем клюве он держал мою связку ключей, каковую нам и отдал. Мы хором заорали "спасибо!", помахали ему на прощанье, а он взмыл в небо, догнал стаю, и белый летающий веник отвернул-таки на юг и скрылся за кронами растущих вдоль шоссе яблонь.
Последним, что я подумал, перед тем, как проснуться окончательно, было:
- Осень, блин, листья под ногами, а у меня так и нет рыжей собаки, чтобы по ним гулять...
genrich_william: (ужос)
Пока не забылось, записываю.

Вообще-то, истоки сна совершенно ясны. С одной стороны, третий Шрек, с другой - Роджер Желязны (хотя странно, "Хроник Амбера" я практически не читал). Ну, и немножечко "Маска".

В результате смешения трех этих источников, трех составных частей вышло у меня во сне вот что )
genrich_william: (гыы)
Всех на свете учил нормам зодчества.
Звали этого поца
За глаза "Песталоцци" -
Потому не запомнилось отчество.

Старый этот автобиографический лимерик пришел на память в связи с сегодняшним сном.

Собственно, для того, чтобы докопаться до его истоков, не нужно быть Фрейдом. С одной стороны, до защиты дипломов осталось меньше недели, так что голова у меня забита студенческими делами не меньше, чем мой почтовый ящик на яндексе - их паническими депешами. С другой - недели не прошло с тех пор, как мы пропивали тридцатилетие выпуска. И делали это, разумеется, на фоне задника с фасадом альмаматери, поверх которого красовалось три больших красных буквы "Хэ".

В результате мне приснилось, будто я преподаю в МАРХИ на кафедре основ (чего в реальной жизни не было никогда). Дело происходидо явно на первом курсе, поскольку задание было со второго семестра: отмывка фасада. С антуражем, естественно. Одна, недомытая еще работа висела почему-то, покачиваясь, на длинной подвеске. На подрамнике 60х80 красовался хорошо довольно построенный фасад родного института, но не полностью, а увиденный автором с противоположной стороны улицы Жда... Рождественки. Вместе с оградой, воротами, будочкой вахтера и буйной растительностью во дворе.

Люди на подрамнике тоже присутствовали. Много людей. То есть, целая толпа возмущенных условных людей врывалась в ворота и, разбившись о фонтан, двумя потоками устремлялась к дверям с до боли знакомой надписью "АРХИТ€КТУРНЫЙ ИНСТИТУТ". Больше всего это напоминало канонические картины штурма Зимнего.

Студентов в аудитории было двое. Кто-то одно, явно не из моей группы, тихо сидело в углу, уткнувшись в учебник. Моя же студентка была только одна. Как и положено первокурснице, она была тиха и покорна, внимая всем моим педагогическим советам. Девушка как раз закончила в карандаше точно такой же институтский фасад и, косясь на висящий рядом подрамник, начинала рисовать штурмующую институт революционную толпу.

- Э-э, нет, - вмешался я. - Зачем повторять чужое, пусть и удачное? Есть и другие варианты...

Девушка покорно кивнула.

Фасад в результате вышел совершенно замечательный. Такой же безукоризненно вычерченный, с теми же оградой, воротами и растительностью. Людей на нем, правда, было поменьше, но тоже хватало. И они не ломились в ворота и дверь.

Они лежали на земле в различной степени живописности, но одинаково безжизненных позах. Чтобы кто не заподозрил недоброго, мы расставили кое-где пустых и полупустых бутылок.

на этом я с чувством глубокого удовлетворения проснулся.

Проснулся и подумал: а что, я и в бодрствующем состоянии мог бы такое посоветовать!
genrich_william: (гыы)

Странный мне сегодня какой-то сон приснился. Не связанный никаким боком с литературными- или киносюжетами, как большинство тех, которых я обычно выкладываю под этим тэгом.

В общем,

сначала )

 

 


 

 

genrich_william: (ужос)
Впрочем, и без доктора все предельно ясно: не надо нажираться всякой фигни на ночь.

Однако же и повод имелся. На сон грядущий мы с восторгом и умилением читали беременные хроники [livejournal.com profile] tridaktna. Поскольку проблемы со жратвой описаны в них предельно аппетитно, ничего не оставалось, как подняться в час ночи и совершить набег на кухню.

Вторым источником, второй составной частью, как сказал бы взорванный радикалами Ильич, сна стал, разумеется, мой перевод. Дело в том, что кося одним глазом на монитор Совестиного ноута с рассказами красавицы/умницы Тридактны, другим я все-таки честно упирался в экранчик своего карманника с работой - а там главный герой только-только чудом спасся от поядения инопланетной чупакаброй.

Результатом стал очередной сон )

Profile

genrich_william: (Default)
genrich_william

May 2017

S M T W T F S
 123456
789101112 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:43 am
Powered by Dreamwidth Studios