genrich_william: (Сизиф)
В продолжение истории о моей любви к электролампочкам .

Скажем честно, электролампочкой объект - герой этой истории не назовешь. Хотя лампочки у него внутре наверняка имеются... имелись.

В общем, учился я тогда в десятом классе, и не простом десятом, не каком-нибудь там "А" или "Б", а в десятом "Е". Сиречь, биологическом. 710-я школа вообще была славна своей подготовкой по всяко-разно научным направлениям; в иные годы количество классов доходило до "И", но при нас такого уже не случилось. Предпочтение в школе всегда отдавалось физике-математике, их классы занимали буквы от "А" до "Г", а остальные отдавались тихим гуманитариям, химикам и нам, вольным биологам, можно сказать, диким, лесным людям.

И как раз в годы моего в этой школе ученичества в нее пришел новый директор, математик до мозга костей.

Маманька Скарапею сразу не залюбила. Наша биологическая вольница стояла Вадиму Константинычу Жудову с его клетчатым как тетрадка по математике складом ума откровенно поперек горла, так что класс наш весь и сразу попал в его черный список. Забегая вперед скажу, что спустя совсем немного лет Вадим Константиныч упразднил-таки из школы все нелюбезные его сердцу науки и превратил ее из кузницы научных кадров в лабораторию для отработки программ средней школы (каковой лабораторией она, честно говоря, и называлась с самого своего создания).

Антипатия у нас с директором была абсолютно взаимной. А поскольку наш классный кабинет располагался на пятом этаже, но прямо над директорским, асфальт у него перед окнами все время подвергался варварским бомбардировкам. То пакет кефира якобы случайно с подоконника свалится, то воздушный шарик с надписью "Да здравствует наш дорогой Вадим Константиныч", наполненный водой из-под крана, а то и чернилами, спикирует туда же...
В одно прекрасное утро (а может, вечер) на дереве перед директорским окном вырос стул. С фанерными сиденьем, спинкой и железными ножками. При всей абсурдности этой картины убрать его никак не удалось: слишком высоко вырос. Как математик и отчасти физик, Вадим Константиныч не мог не понимать, что единственно возможная траектория полета стула берет свое начало в окне нашего классного кабинета, но и поделать ничего не мог: улик недоставало. Я-то знаю автора этой инсталляции - подобно мне этот ренегат также ушел из биологии в мир искусства; впрочем, он всегда выделялся даже на фоне нашего буйного класса. То сломает правую руку, три месяца не будет писать контрольных (ну как их писать, в лубке-то?), а потом, завоевав на "зеленой" вооповской олимпиаде первое место по залезанию на дерево и второе - по рубке дров, забудет лубок по пьяни у костра и будет долго сокрушаться по этому поводу. То вообще пропустит кучу контрольных с медицинскими справками, а потом выяснится, что все эти справки - из стоявшей на школьном дворе флюорографической лаборатории... В общем, Кеся и в этом случае остался верен себе. Главное - стул рос на дереве еще довольно много лет.

Так вот, как-то раз нас отловила на перемене завуч, Эвелина Игоревна Оксюз, тетка строгая, но справедливая. Отловила с вежливой просьбой, в которой, однако, мы ей никак не могли отказать, так она на нас сурово посмотрела. Просьба оказалась ого-го: перетащить из подсобки биологического кабинета (пятый этаж другого школьного корпуса) в подвал нашего корпуса импортный эпидиаскоп - этакий огромный девайс сиречь гаджет, предназначенный для проецирования на экран любой бумажки. Размера он был с небольшой шкаф, весил около центнера, поэтому тащили мы его вшестером. Кеся, кажется, тоже участвовал - событие пришлось на короткий промежуток между его переломами. Пыхтя и потея, распугивая суетившуюся под ногами малышню, спустили мы эту махину по лестнице с пятого этажа в вестибюль, потом с высокого крыльца на двор. По асфальту между корпусами ее, слава богу, удалось прокатить на ее собственных колесиках. Затем вверх, на наше уже крыльцо, по вестибюлю...

Тут нам, разумеется, подвернулся наш дорогой и любимый Вадим Константиныч, вышедший посмотреть, что за шум и грохот творится в его владениях. Такого случая мы упустить никак не могли. С громкими воплями "Поберегись!" и "Осторожно, зашибет!" мы с разбегу въехали в его обширную, представительную тушку спинами - хорошо еще, не жестким агрегатом. Вадим Константиныч царственно возмутился, но и возразить ничего не смог: как-никак, мы находились при исполнении. Типа, не корысти ради, но токмо волею Эвелины свет Игоревны.

Дальше оставалось всего два марша вниз, в подвал - но последних. Мы не сплоховали. Импортный девайс, детище трудолюбивых мадьярских пролетариев мы уронили на самом последнем марше, на самых нижних его ступеньках.

Обошлось без жертв; возможно, упади он на кого-нибудь из нас, его дорогостоящая оптика и осталась бы цела, но исключительно ценой молодой жизни, а то и двух. Мы успели увернуться - зато сколько звону было! Сколько колесиков и стеклышек покатилось по полу! Это разом искупило все наши муки и страдания, не говоря уже о безжалостно отнятой у нас законной перемене.

Написавши все это, я полез искать картинки школы (и эпидиаскопа - но такой здоровой дуры, какую мы волокли, мне не нашел даже гугль). Оказалось, она (уже не школа - гимназия!) носит теперь светлое имя Вадимконстантиныча. Два корпуса объединили общим вестибюлем; теперь нам не пришлось бы выходить на улицу - на улицу, Карл! Ну, а фотки двух корпусов вместе тоже нет, пришлось склеивать тяп-ляп два фото. Даже дерева с растущим на нем стулом не видно: оно где-то там, справа.

genrich_william: (Хлопайте ушами!)
Дело было давным-давно, еще при историськом матерьялизьме. Летом семьдесят второго года, когда я уже начал намыливаться в архитекторы, но и с биологией еще не порвал.
В июле месяце мы, трое кружковцев-моиповцев, оформились на две ставки лаборантов на биостанцию, где работала моя тетушка, почвенный зоолог. Биостанция располагалась в раю земном, в восемнадцати километрах от устья реки Онеги, в доме на краю деревни, некогда большой, а в то время сократившейся до неполного десятка дворов.



Точнее, это место определенно было бы раем, если бы не несколько раздражающих факторов. Первый из них общий для всего русского Севера - комары. Выходить приходилось, намазавшись диметилфталатом, работать в накомарниках, спать под марлевым пологом. Не очень приятно, но привыкнуть можно.

Второй фактор был сугубо местным и назывался козел Борька. То есть, этот Борька совершенно оправдывал свое видовое название, потому что отличался от нескольких своих бородатых женщин отвратительным характером. В первую очередь бодливостью. Рога у него уступали, конечно, остротой андалузскому быку, да и массу он имел поменьше, так что до смерти никого не забодал, но даже так от встреч с ним оставались вполне такие конкретные синяки. Не пропускал же он, коз-зел, никого.

В деревне, думаю, с ним особых проблем все же не возникало, потому что проходил он ее всего два раза в день - утром, по дороге на выгон, и вечером, домой. При этом и туда, и обратно его провожала хозяйка с хворостиной.

Другое дело, наш дом, стоявший, как я уже говорил, на отшибе. И от остальной деревни, и от баньки, в которой располагалась аэрологическая лаборатория, его отделяли те самые огороженные выгоны. При этом, хотя дом с банькой-лабораторией соединяла хорошо натоптанная тропа, появилась она значительно позже заборов - ставившие их когда-то деревенские умельцы явно не рассчитывали на появление новой, специфически служебной пешеходной связи. Поэтому если от дома на выгон можно было попасть через калитку, то с выгона к баньке - только через невысокий забор. Где наша не пропадала, уже в первую неделю нашего пребывания на биостанции мы (молодежи школьного возраста было кроме нас еще двое или трое) устроили субботник и построили в нужном месте перелаз: три ступеньки вверх, три ступеньки вниз. Не калитка, конечно, но все легче, чем перелезать через жердины.

Вот на этом-то перелазе я один раз чуть не погорел. Виноват, конечно, я сам: натуралист, а тем более будущий архитектор не должен терять бдительности. Наверное, я пребывал в каком-то особенно лирическом состоянии духа (пейзаж располагал), потому что поднимался и спускался, ничего такого вокруг себя не замечая. Я успел пройти еще метров пять и только тогда заподозрил неладное.

Я поднял взгляд в самый последний момент. Борька уже выбрал направление главного удара, низко опустил свою дурацкую рогатую башку и ринулся на меня. Я успел перехватить рога руками и благополучно избежал травм - по крайней мере, на время.

Однако сразу возникла новая проблема: что делать дальше. До перелаза за моей спиной было, как я сказал, метров пять; до калитки, куда я направлялся - около сотни. Оттолкни я этого душного козла как следует - и я, скорее всего, успел бы добежать обратно до перелаза и спастись от него за забором. Но вот беда: мне туда было вовсе не нужно, совсем наоборот. Отбиваться же от этого скота целых сто метров тоже представлялось мне делом совершенно нереальным; поблизости даже хворостины подходящей не наблюдалось.

Ситуация складывалась совершенно патовая. Я стоял, держа злобную скотину за рога; скотина старалась вырваться для новой атаки. Разум все-таки победил: методом исключения я все же придумал ход дальнейших действий и двинулся через выгон к вожделенной калитке, таща за собой упиравшегося козла. Такого он от меня явно не ожидал. Рывки его усилились, он упирался всеми четырьмями ногами и периодически возмущенно взмекивал. Я в свои пятнадцать лет был по физкультуре вечным троечником, но сил у меня было все же чуть больше, чем у козла, так что мы медленно, но верно к цели приближались. Со стороны это, должно быть, напоминало уменьшенную скульптурную группу барона Клодта в движении... жаль только, зрителей не было. А может, и хорошо: еще пошли бы разговоры, кто больше козел.

Рано или поздно мы добрались-таки до калитки, я открыл ее ногой, спиной вперед вдвинулся в проем, изо всех оттолкнул от себя рогатую тварь и захлопнул деревянную створку. С той стороны в нее ударили, но меня это уже не волновало.

Что характерно, больше на меня Борька не нападал. Обиделся, наверное.

Или признал за своего.
genrich_william: (пир духа)
или самые счастливые моменты детства

(опять-таки, в качестве комментов это все уже всплывало здесь, может, даже не раз. Но отдельным постом не было)

Оба момента имели место в Абрамцеве, году в шестьдесят втором.

Первому моменту предшествовало общение с компанией мальчишек, детей обслуживающего персонала музея. Гуляли это мы как-то раз у овражка за церковью - и нашли неизвестно откуда взявшуюся там лампочку. Обычную, накаливания, само собой перегоревшую.

Старшему в нашей компании исполнилось уже семь лет, и он хорошо знал, что делать с таким сокровищем. Нет, не сунуть в рот, чтобы вынимать ее потом с помощью врача - на такую ерунду этот познавший жизнь юноша не разменивался. Мы нашли хороший камень, о который он эту лампочку и жахнул.

Я в первый раз в жизни наблюдал взрыв вакуумного прибора, и зрелище это мне понравилось. Очень красиво разлетелось правильным кругом облачко мелких стеклянных осколков. Разлетелось - и все. Больше лампочек под рукой не было, и мы отправились дальше на поиски других доступных приключений.

Прошло несколько недель, а может и пара месяцев. Вернувшись с очередной прогулки, я поднялся на крыльцо Теремка и обнаружил стоящий в углу у двери картонный ящик. В ящике лежали аккуратно упакованные в картонные обоймы лампочки. Новенькие, ненадеванные.
Я долго боролся с собой. Понятное дело, привезли эти лампочки явно не для того, чтобы их били... но очень уж красивым облачком разлетались осколки.

В конце концов я решил, что от одной лампочки наш домик не обеднеет. Я высвободил ее из картонной упаковки и спустил ее с крыльца на каменную отмостку.

Облачко осколков разлетелось правильным кругом.

Где-то на четвертой или пятой лампочке приехал из Москвы папа.

Меня даже не отшлепали, только отругали, и то, как я сейчас понимаю, не очень уж сурово. Наверное, папа меня понимал.

Вторая история с лампочкой была родителями санкционирована целиком и полностью.

На день рождения мне подарили пистолет. Он пулял пластмассовыми дротиками с резиновыми присосками. Ничего так пулял, только эти дротики с присосками довольно быстро порастерялись. Голь на выдумки хитра - главный музейный художник Вильямс Невский приладил вместо этих присосок обычные карандаши, вырезав на незаточенном их конце соответствующий желобок. Карандашами пистолет пулял еще лучше, а главное, их не страшно было потерять - чего-чего, а карандашей у нас в Теремке было.

Где-то через пару недель после дня рождения к нам понаехали гости - кажется, папины друзья. Все славно посидели за столом, а потом, уже совсем хорошие, затеяли стрельбу из моего пистолета по единственной в большой комнате Теремка лампочке.

Пистолет переходил по кругу. Мне тоже давали пальнуть, само собой, но мне этого было мало. Чей, в конце концов, был пистолет? В ожидании своей очереди я стоял, дулся и остро ненавидел понаехавших стрелков.

Однако кончилось все просто замечательно, о таком я и мечтать не мог. Подошла моя очередь, я вставил карандаш в ствол до щелчка, поднял пистолет, прицелился и нажал курок.

Пистолет выплюнул карандаш, а вместе с ним все свои железные потроха: пружинку, винтики, гаечки... Что-то из этого попало-таки в лампочку, и комната погрузилась во тьму.

Моментов, равных этому по полноте счастья, было в моей жизни немного - хорошо, если десяток наберется.
genrich_william: (Ich bin больной)
Как водится, история эта уже выкладывалась - но не в виде отдельного поста, а в комментах. Что не считается, потому что сейчас ее там хрен найдешь. Поэтому расскажу ее с самого начала.

Последний наш поход случился в августе 99-го. До того мы ходили по речкам тихим, спокойным, можно сказать, душевным - мы вообще туристы тихие, нам экстрима не надо, у нас дети малые с нами плавали. Вон, [livejournal.com profile] blackamik плавал, начиная с трех лет.

Так вот, в этом походе ему было уже пять. И почему-то замахнулись мы в тот год на священную, можно сказать сакральную - на Волгу. Ну не на всю, конечно, а всего-то от Кимр до Калязина. Точнее, до села километрах в десяти-пятнадцати ниже Калязина по течению - у друзей наших там были аж две фазенды.

Речка оказалась не из самых легких. Ветер, волны, встречные и попутные пароходы... в общем, не то, чтобы нервно было плыть, но и не слишком чтобы спокойно. В довершение всего с середины маршрута мне нужно было сорваться в Москву, на переговоры с заказчиком-банкиром... ну, никак не мог я их пропустить. Поэтому стоянку за пару дней до этой даты мы сделали всего в трех или четырех километрах от железнодорожной станции. А накануне, поссорившись с адмиралом за пендель четырехлетнему сыну (не помню, за что, но за дело), собрала шмотки, ребенка и поехала со мной моя матрос, знакомая адмирала по Разгуляю, которая с нашей компанией плыла в первый - и, как выяснилось, в последний раз. В результате из команды у меня остался только мой сын, слишком юный даже для юнги.

В Москву мы приехали поздним вечером. А утром, перед тем, как бежать с чертежами в офис к заказчику, я на всякий случай позвонил дочери. Как выяснилось, [livejournal.com profile] avaria_ накануне прилетела с городу Парижу, еще до конца не акклиматизировалась, но идея доплыть с нами до конца маршрута пришлась ей по душе. Мы договорились встретиться на Белорусском вокзале часов в девять вечера, за полчаса до отхода поезда. Я побежал на встречу, но по дороге успел еще купить Аварии пару резиновых сапог: три предыдущих дня шел дождь.

Из офиса заказчика я вывалился часов в шесть с вынесенными мозгами. Рюкзак у меня был собран, так что на вокзал я успевал без проблем... вернее, проблема у меня была одна: я не слишком доверял единственному фонарику, который я нашел в квартире - свой-то я оставил ребенку. Где наша не пропадала, я позвонил его матери, и она привезла нам на вокзал свой фонарь и еще каких-то шмоток сыну.

Уже в вагоне я проверил фонари. Не работали оба. Однако ценой пыток и издевательств мне удалось собрать из двух один исправный - как выяснилось, очень кстати.

Поезд приходил на станцию Скнятино ровно в полночь. Мы с парижанкой Аварией вывалились из вагона и бодро зашагали по рельсам в обратную сторону. Полкилометра до моста, переход через речку Печухню, потом со шпал пришлось сойти на тропу, забиравшую вправо, в лес. Тут-то фонарик пришлось включить.

Я шел первым, освещая тропу короткими вспышками фонаря - запасных батареек к нему не было, приходилось экономить. Авария шла сзади, стараясь не отставать и не уклоняться в сторону. Предупреждающих команд хватало всего двух; одна называлась "яммма!", вторая - "лужжжа!" И получаса не прошло, как мы миновали лес, даже ни разу не упав и не сбившись с тропы. Дальше дорога шла вдоль кладбища.

На меня это место никакого особого впечатления не производило - ни днем, ни ночью. Другое дело - Авария. Даже ночной лес не составил для нее такого контраста Парижу, как это кладбище. Не Пер-Лашез, конечно, обычное сельское кладбище: ограды, покосившиеся кресты, бузина... Никто не грыз на могиле кость, никто не выпрыгивал из теней. Все сельские покойники тихо лежали по могилам, а если кто и вылез, мы этого не видели. Я, во всяком случае, точно не видел - я вообще больше смотрел под ноги на предмет лужжж и яммм. Авария же на всякий случай подобралась ко мне ближе, едва не наступая мне на пятки. До сих пор она утверждает, что это место маршрута произвело на нее наибольшее впечатление.

Дальше дорога шла по полю, и все стало поспокойнее, хотя и луж на дороге сделались больше. Правда, к реке мы свернули одним поворотом раньше нужного и вышли не к лагерю, а к разрушенному мосту - ну, там уже ориентироваться стало проще, поэтому мы, срезав по совсем уже узкой тропке через еще одну полоску леса, минут через пятнадцать вышли-таки на нужную дорогу. А с нее виднелось в паре сотен метров чего-то такое, светящееся - палатка!

К лагерю мы бежали, забыв про фонарь, не разбирая дороги - тут-то Авария грохнулась все-таки в какую-то яму, но все обошлось. Нас не ждали - предполагалось, что мы приедем только наутро (до сих пор не знаю, с чего они это взяли: поезд туда ходил только один, раз в сутки), а не спали по причине неожиданно случившихся именин одного из юношей. Ребенка моего в процессе этих именин чуть не утопили в болоте - эпизод этот даже запечатлен на видео, причем за кадром отчетливо слышен голос, советующий отцу, то есть мне, этого не показывать. Но и тут все обошлось. Наутро мы отплыли, а следующую стоянку делали на острове чуть выше Калязина - том самом, о котором пишет Кир Булычев в "Половине жизни".

А вот мимо кладбища в час ночи нам с Аварией ходить больше не приходилось.

Понятное дело, в ту нашу ночную прогулку никто видео не снимал. А вот наше утреннее отплытие, мой новый экипаж, тот самый разрушенный мост - все это на пленке есть:

genrich_william: (be different)
Кстати, позвонили давеча с соцопросом с ТВ.
- Скажите, у вас работает сейчас какой-нибудь телевизор?
- Да, - отвечаю, - на кухне.
- И какую программу вы сейчас смотрите?
- Никакую. Проигрывает музыку с диска.
- А-а... А еще телевизор в доме есть?
- Да, - говорю. - Вот, прямо передо мной.
- А он какую программу показывает?
- Никакую, потому что выключен.
- А... значит, только музыка?
- Ну конечно. Не телевизор же смотреть, правда?
И тут тетка хихикает - очень как-то понимающе. И, поблагодарив и попрощавшись, вешает трубку. Но хихикать при этом продолжает.

Мне даже понравилось.
genrich_william: (бытовое)
Давеча пытался поставить зубную щетку в отражение стакана.
genrich_william: (Сизиф)
АЛИСА ЗАПОЧНА ДА СЕ УМОРЯВА ОТ СЕДЕНЕТО ДО СЕСТРА СИ НА СКАМЕЙКАТА И ОТ ТОВА, ЧЕ НЯМА КАКВО ДА ПРАВИ. ВЕДНЪЖ ИЛИ ДВА ПЪТИ ТЯ НАДНИКНА В КНИЖКАТА, КОЯТО СЕСТРА Й ЧЕТЕШЕ, НО В НЕЯ НЯМАШЕ НИТО КАРТИНКИ, НИТО РАЗГОВОРИ.

И КАКВА Е ПОЛЗАТА, ПОМИСЛИ СИ АЛИСА, ОТ КНИЖКА БЕЗ КАРТИНКИ И РАЗГОВОРИ?

Это у меня в тексте, с которого я перевожу, забыли отсканить одну страницу. По-английски я ее так и не нашел (есть варианты скачки через программу-инсталлятор, но я этого геморроя не люблю). Зато нашел по-болгарски. Что ж, будем переводить с болгарского...

("Алиса", само собой, эпиграф к этой главе)
genrich_william: (Хлопайте ушами!)
Купил это я пять лет назад по дешевке хороший фотоаппарат. Уже тогда немного старый, но грозный, проживший яркую жизнь в хороших руках.
Купил и через сколько-то времени грохнул. То есть, оптики я ему не побил, механику, вроде, не поломал, но после первого же кадра на дисплее высвечивалась надпись, типа, системная ашипка номер два.
И все.
Все эти пять лет я проездил с маминой сонькой - не совсем мыльницей, но и не то, чтобы очень серьезным агрегатом. В принципе, мне ее хватало. А этот старый, грозный, но системноошибленный найкон сложился в свою родную коробку и так в ней, в шкафу и жил. Даже переехал на нашу теперешнюю квартиру, не вылезая из коробки.
Давеча полез я в шкаф искать старые рисунки для выставки. Рисунки отыскались не в шкафу, и не вчера, а уже сегодня, зато на верхней полке обнаружилась коробка с совсем уже забытым найконом.
Что-то меня зацепило. За ночь я зарядил сто лет как разрядившийся аккумулятор, а сегодня днем со второй попытки дошел до ремонтной конторы.
Само собой, перед отходом я включал аппарат и получил все тот же "систем эррор".
Стоило молодому человеку за стойкой взять аппарат в руки, как он заработал. И работает, тьфу-тьфу, до сих пор.

Попутно обнаружилось, что пять лет назад я, оказывается, успел понаснимать на него всякого, но, огорчившись на поломку, даже не сбрасывал этих снимков с карты (древней, гиговой CF - я и забыл уже, что такие были... у моего первого цифрового "Премьера" была такая, на тридцать два мега). Каковые снимки и выкладываю.

Вот эти - старые, 2009-го:
DSCN0152
DSCN0155
DSCN0157
DSCN0166

А эти - сегодняшние, пробные, по дороге из сервисного центра (пять минут неспешной ходьбы):
DSCN1603
DSCN1604
DSCN1606
genrich_william: (блямц)
Никто не ждал испанской инквизиции подвоха. Я, во всяком случае, точно не ждал.

Горячие бутерброды у нас в семье готовятся с первого утра знакомства в реале. Фигня вопрос, кладется на хлеб кусок ветчины, на нее капается чуток кетчупа, а сверху все накрывается медным тазом куском сыра. Минута или две в микроволновке - ну там, или три в гриле - и жрать подано.

Нет, конечно, есть некоторые тонкости. Сыр у нас с Совестью разный: она любит маасдам, я - джюгас или чеддер. Поэтому бутеры у нас отличаются, но распознать их просто - по цвету там, или по ноздрям.

Главное, никаких оказий у нас в процессе готовки никогда не случалось. До сегодняшнего утра.

Виноват, я думаю, джюгас. Как-то он не так и не туда потаял и стек мимо тарелки и мимо микроволновочной вертушки. Дальше, судя по всему, процесс напоминал последнюю автомобильную прогулку Айседоры.

В результате, когда микроволновка тренькнула, объявив об окончании готовки, на тарелке имело место нечто, напоминающее авиакатастрофу. Распознать бутерброды помогла бы разве что экспертиза ДНК. Из четырех кусочков маасдама более-менее сохранился один, остальные сплавились в едином братском хоре с джюгасом. Несколько кусков хлеба сексуально возлежали парами, превратившись из простых бутербродов в американские сэндвичи (сразу вспомнился Гарри Дрезден: "мы, американцы, можем съесть что угодно, если оно положено между двумя кусками хлеба). Кто-то остался вообще без ветчины, у кого-то она случилась в двойном размере. А главное, микровейв пришлось распутывать от полуметровых джюгасовых соплей - впрочем, их мы с собачкой все равно съели пополам.

Поосторожнее с джюгасом, господа!

селфи

Jul. 7th, 2014 01:32 pm
genrich_william: (Хлопайте ушами!)
все постят селфи, а я чё, лысый?

DSC00762

хотя нет, я-то как раз лысый...
genrich_william: (Ich bin больной)
собачка у нас вообще сегодня была звездой - дети от нее почти не отлипали.

 photo DSC00295_zps58eaabcf.jpg

а это мы с ней )
genrich_william: (хикари-тика-удо!)
Нашел себя в репортаже [livejournal.com profile] martin с сегодняшнего митинга. Вполне собой доволен.



А свои снимки выложу, когда обработаю. Хотя до Мартина мне, конечно, далеко. А ведь еще Совесть фотографировала...
genrich_william: (блямц)
Про субботу-воскресенье я не говорю - пахали как цуцики (статью я, правда, обещанную так и не закончил - но еще не вечер, определенно).

В понедельник, который у нас с Совестью тоже свободен, решили устроить себе День Изящных Искусств. Совесть хотела на Серебрякову , я хотел на Воцмуша . Но я же, типа, джентльмен, б... - пошли на Серебрякову.

В понедельник Инженерный Корпус Третьяковки оказался выходной.

Что ж, где наша не пропадала - практически везде. Мы сняли куртки-польтыпальто и по солнышку, по набережным и бульварам прогулялись до Покровки.

Зал, где выставлялся Воцмуш, оказался открыт. Только выставки в нем уже не было. Она вообще имела место только два дня.

Ничего не оставалось, как пойти и по-свински нажраться. В Бардаке мы были совсем недавно, поэтому повторяться не стали, а просто перешли улицу и угнездились в Братьях Караваевых.
А потом как герр и фрау Геббельс, медленно и чинно, стараясь не делать резких движений, поехали домой. Тихо икая по дороге.

А на Чистых Прудах еще лед. Правда, весь темный. Вот такой.
 photo DSC09916_zpsf5de6ede.jpg

Так я провел этим выходным.
genrich_william: (хрю 3)
Откопал у себя институтскую тетрадку по ВП. Особенную ностальгию вызвал раздел "ПОРЧА И УНИЧТОЖЕНИЕ ВОЙСКОВОЙ МАТЧАСТИ, ОБОРУДОВАНИЯ И ВОЕННОГО ИМУЩЕСТВА". Каковым с вами и делюсь:

 photo 432043E0435043D043A043001_zps3374a082.jpg

и на следующем развороте:

 photo 432043E0435043D043A043002_zpsb3329aed.jpg

Так что, если чего... порчу наведу. Дипломированно.
genrich_william: (праздник к нам приходит)
Какие-то странные совпадения в природе. Сначала Совесть вдруг выложила на мордокнигу мои древние, девятилетней давности вирши. А потом, спустя сутки мне - совершенно независимо от этого события - вдруг начали приходить в ЖЖ комменты на тогдашний, древний пост с теми самыми виршами.
Как выяснилось, одна лжеюзерша искала в гуглях народный перевод одного известного стихотворения, а поскольку указанные вирши тоже являются довольно вольным переводом того же самого, услужливый гугль ее в эти вирши и сунул. А потом пошло-поехало.

Так грехи молодости догоняют нас в самый что есть неожиданный момент.

Кстати, завтра семь лет нашему с Совестью знакомству. Тогда еще заочному, жежешному. То есть, это она со мной познакомилась шестнадцатого; я-то на нее глаз положил за неделю до того, вот здесь . Спасибо ЖуЖе. И хозяйке журнала. И пииту, которому посвящался пост.
genrich_william: (пир духа)
Получил давеча обещанный новогодний и отложенный по причине погодных катаклизЬмов подарок от Совести - лыжи-палки-ботинки. Получил - и тут же опробовал, благо от дома до леса/парка ходьбы три минуты.

С учетом того, что предыдущий лыжный забег имел место лет восемь или десять лет назад, все прошло в рамках приличия. Шлепнулся я всего три раза. Руки-ноги целы и даже пока не очень отрываются... посмотрим, правда, что будет утром. По логике вещей, креппатура должна быть - ну и ладно, способ борьбы с ней известен давно: повторная нагрузка, чем интенсивнее, тем лучше. А до леса и лыжни, как я уже сказал, три минуты.

Другое дело, на пластике я поехал в первый раз в жизни. К повышенному скольжению надо привыкать. Под горку-то они идут отменно, а вот в горку, даже при минимальном уклоне - так себе. Нагрузка на руки в разы больше, чем на моих старых деревяшках... а может, это я так отвык?

Прошлые, деревянные лыжи я покупал в январе 77-го. Классные, "Dunamo Tallinn". По тем временам из лучших беговых. Помнится, специально ездил за ними в магазин спорттоваров на Дмитровском шоссе - там, где сейчас выход из "Дмитровской", а тогда надо было ехать на 87-м из центра.

Купил я эти лыжи - и почти сразу же сломал. Мы поехали тогда нашей студенческой компанией на турбазу "Селигер". Мои однокашники и однокашницы вели светский образ жизни: отсыпались, читали, флиртовали и резались в карты. Я же почти целый день проводил на берегах замерзшего озера - очень там классные были спуски с кочками-трамплинами. Прыжки на метр или два мои чисто беговые, узенькие лыжи еще выдержали, а вот похода к истоку Волги не осилили. На первых же километрах, когда нам пришлось идти по раздолбанной гусеничным трактором дороге без намека на лыжню, я ухитрился наехать носком лыжи на выкорчеванную гусеницей льдышку, тот треснул и отломился. Я с горя выкинул бесполезный кусок деревяшки в кювет и остаток маршрута - километров пятнадцать или двадцать проехал на полутора лыжах, частично на одной ноге. Я тогда был крутой. На обратном пути я, правда, отломанный кусок нашел и подобрал. Бог любит троицу - до отъезда с турбазы я сломал на своих любимых трамплинчиках еще две лыжины, уже прокатных. Хорошо, стоили они тогда копейки.

Отломанный же носок я привез в Москву и приклеил на место эпоксидкой. И бегал на своих "Дюнамах" дальше - ну, конечно, ломал еще дважды, но технологию починки освоил вполне неплохо. Правда, последние годы они все больше стояли на балконе нашей пятиэтажки около "Бомбея", потихоньку приходя в негодность. В общем, когда мамин дом ломали, лыжи сломали вместе с ним.

Так что возрождаем старые навыки. Пожелайте мне удачи.
genrich_william: (стыдно!)
со времен истории, которую я, возможно, и выкладывал - но, кажется, не отдельным постом.

Короче, дело было в августе девяносто второго, в Коктебеле, за два года до рождения [livejournal.com profile] blackamik. Жили мы тогда с его матерью довольно далеко от моря, на горушке между Ленина и Шершнева. Вот как-то раз идем мы ближе к вечеру на берег в видеозал, что рядом с дискотекой... чего-то там хорошего показывали. Идем по улице Шершнева - хорошей, тенистой. По обе стороны заборы, ворота железные, калитки. Перед одними такими железными воротами мальчишки местные расстелили на земле газеты и торгуют грушами.

- Дядь! Теть! Купите груш - на дискотеке погрызете!

Мы холодно, не удостаивая их взглядами, проходим рука об руку мимо. За нашей спиной повисает обиженная пауза, а потом мальчишеский голос орет:

- Хотя какая вам дискотека? ВЫ УЖЕ СТАРЕНЬКИЙ!!!

Гм... а ведь я тогда еще лысеть даже почти не начал...
genrich_william: (я)
Поход в питерскую "Эрарту" так подействовал на мою слабую психику, что по возвращении в Нерезиновую я проплатил платный аккаунт и нарезал себе туеву хучу юпиков из Копейкина. А заодно и еще чуть-чуть из Кузнецова (не имеющего к "Эрарте" никакого отношения) и еще, и еще...

Короче, новой жизни я не начинаю, но к новым юпикам вам всем придется привыкать.

Вот.
genrich_william: (Сизиф)
Уверен, Харви Эрл никогда, никогда даже не пытался вычертить свои "Кадиллаки" в автокаде.

Profile

genrich_william: (Default)
genrich_william

May 2017

S M T W T F S
 123456
789101112 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:42 am
Powered by Dreamwidth Studios