genrich_william: (Default)
Вообще-то, исходный снимок щелкался в январе. Но питерский январь вполне может и за апрель сойти.
genrich_william: (дядя художник)
Первая - на канале Грибоедова, еще зимой


А вторая и третья - на проспекте Просвещения, очень даже в марте


еще одна )
genrich_william: (я)
Совести ко Дню Рождения (с небольшим запозданием)



Отмечали тут позавчера ДР [livejournal.com profile] sov_est и неоднократно вспоминали аналогичный день восьмилетней давности. На моей памяти это, вне всякого сомнения, самая яркая ее днюха, хотя, говорят, во времена до нашего с ней знакомства случались и покруче. Не знаю, не знаю, утверждать наверняка того, чего не видел сам, не могу.

Праздновали мы тогда в Питере, в кафе, принадлежавшем на паях одному из Совестиных знакомых. Собственно, праздник носил особый характер, потому как Совесть тогда только-только перебралась в Нерезиновую, так что это мероприятие стало, можно сказать, ее прощальной питерской гастролью. По этому поводу народу собралось изрядно, и не только знакомых, но и знакомых знакомых, друзей и родственников Кролика, и т.д., и т.п. Ради такого случая дружественная нам тогда администрация кафе выделила банкетный зал с отдельным туалетом, дверь в который располагалась аккурат во главе стола рядом с двусмысленной картиной, изображавшей троицу бравых питерских пожарных, голых по пояс, но в медных касках и с брандспойтами наготове.

Как вы понимаете, месяц стоял ноябрь, по-питерски холодный и промозглый. Алкоголь мы и гости приносили с собой, поскольку лицензии на спаивание русского народа заведение еще не получило. Впрочем, особых проблем с этим не ожидалось: в соседнем с Совестью доме располагался алкогольный супермаркет "Норман" (появившийся, кстати, с нынешнего года и в Москве), куда мы и зашли по дороге на мероприятие. Погода располагала к чему-то хорошо сугревающему; я все искал честную перцовку, но она тогда уже повымерла, а на ее месте стояла всякая фигня с медом... ну, решительно не то. Тут я и увидел, как мне показалось, именно "то" - водчилу с перцем и чесноком от неизвестного мне производителя, которых уже тогда развелось как собак нерезаных. Со вздохом облегчения я взял две бутылки, добавил еще некоторое количество красненького, и мы, звеня бутылками, поехали с Васьки на Сенную.

В кафе мы приехали чуть загодя: гости еще не начали собираться. Вернее, начали, но все какие-то незнакомые - не только мне, что для понаехавшего москаля было бы более чем естественно, но и исконно питерской Совести. Впрочем, наш знакомый совладелец кафе их явно знал, так что места за столом хватило и им, и начавшим подтягиваться Совестиным друзьям.

Я же, озябнув по дороге, жаждал согреться. Опять-таки, и испробовать незнакомое мне питье стоило. Я свернул крышку с первой бутылки, налил себе стопку...
...и немедленно выпил...
...и сразу же понял, что как порядочный мужчина просто обязан выпить обе этих бутылки, ибо поить такой гадостью порядочных людей, тем более, друзей Совести, не имею никакого морального права.

Осознав эту печальную истину, я честно попытался исполнить свой долг порядочного мужчины, поэтому значительная часть происходившего видится мне несколько расплывчато и в багровой дымке. Однако некоторые события того вечера сумели не только пробиться к моему затуманенному алкоголем сознанию, но и зафиксироваться в памяти.

Первым таким событием стал юный официант Кирюша. В самый разгар веселья он ухитрился грохнуть на пол поднос, полный разнообразных коктейлей. Звону было - мало не покажется. Официант Кирюша залился краской, извинился, собрал на поднос осколки и побежал обратно в бар за коктейлями. Вступив же в наш банкетный зал с новым полным подносом, он, разумеется, поскользнулся на пролитых им же коктейлях и размазался по полу. Вместе с подносом и коктейлями. В общем, градус всеобщего веселья при виде этого заметно повысился.

Виновница второго события осталась безымянной. То есть, почти безымянной: имя ее все-таки прозвучало, только я его не помню. Пусть будет, скажем, Люся.

Как я уже говорил, пировали мы в отдельном банкетном зале, главными приметами которого были картина с полуголыми пожарными и отдельный туалет. Второй туалет располагался в другом конце кафе и обслуживал обычных посетителей, причем на них всех его явно не хватало.

Так вот, когда все набрались уже до блаженно-веселого состояния, к нам в зал вдруг ворвалась совершенно никому не знакомая, сильно накрашенная дама. Ни на кого не глядя, она пулей пролетела через помещение, ворвалась в наш привелегированный сортир и захлопнула за собой дверь.

В зале воцарилось недоуменное молчание. Однако ничего нового, вроде, не происходило, и постепенно народ потянулся к своим вилкам и рюмкам. Тут дверь сортира приоткрылась, и все снова застыли.

Из-за двери высунулась рука и принялась шарить по стене с поисках выключателя.
Этого все, конечно, не стерпели и принялись хором давать руке советы.
- Выше! Выше! А теперь правее! Да правее же, дура, а ты налево тянешься!..
Не прошло и минуты, как рука все-таки нашарила выключатель и убралась внутрь. Щелкнула задвижка.

Почти сразу же в зал ворвалась вторая, тоже сильно накрашенная дама и забарабанила в дверь туалета.

- Люсь! - кричала сильно накрашенная дама. - Люсь, открой, это я!

Когда Люся с подругой, наконец, вышли обратно, их встречали аплодисментами.



Не знаю, чем бы для меня кончилось спасение гостей от водки с чесноком. Хорошо еще, где-то в начале второй бутылки подъехала компания друзей-джиперов. Эти бывалые, привычные ко всему мачо помогли мне добить эту гадость... кажется, им даже понравилось.
Любопытно то, что Совесть даже не оценила тогда моего близкого к полену состояния. Она заметила только, что я, обыкновенно избыточно разговорчивый, сделался необыкновенно тих, но приписала это моему смущению перед обилием ее питерских друзей и знакомых.
Смущению! Моему!!!

Собственно, именно в этом состоянии полена с намертво зажатыми тормозами меня и отвезли домой на Ваську.

А уже после нашего отъезда имело место третье событие, когда друг-джипер от избытка молодецких чувств метнул банкетку в тяжелую портьеру – и, разумеется, угодил точно в лобешник другому другу, флейтисту (правда, мощного сложения, что его, наверное, и спасло). Уж не водка ли с чесноком была тому виной?
genrich_william: (дядя художник)
Три дня ловил его в объектив, проезжая мимо на электричке. С третьей попытки удалось.


genrich_william: (Хлопайте ушами!)


Голуби - пернатые крысы - смотрят на тебя как на говно )
genrich_william: (пир духа)
Главным делом вашей жизни может стать любой пустяк -
Важно только всех уверить, что всего главнее он.
И тогда никто на свете вам не сможет помешать,
Задыхаясь от восторга, заниматься ерундой!
(с) Г.Остер

Ходили давеча на макет Роисси. Приятно и немного завидно смотреть на дядей, которые свои детские пристрастия превратили во вполне жизнеспособное и прибыльное предприятие. Демонстрируя при этом выдумку, вкус и хорошее чувство юмора.

Только смотреть эту красоту надо, конечно, не в праздники, а в будний день, без толп зрителей со всех концов страны. И с хорошим биноклем - чтобы каждую фигурку разглядеть.

Фотографировать я там не стал: в Сети множество качественных фото разных фрагментов. Но от одного снимка не удержался - в самом уголке Москвы в масштабе НО проходил митинг. Все как положено, с кабинкой туалета и "космонавтами". Жаль, темно: в игрушечном городе наступал игрушечный вечер...
20150106_160214

А три других снимка - еще на подходе к залу )
genrich_william: (я)
DSC00063

Типа, не можешь ползти - ляг и лежи в направлении мечты!

Profile

genrich_william: (Default)
genrich_william

May 2017

S M T W T F S
 123456
789101112 13
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:33 am
Powered by Dreamwidth Studios